суббота, 2 октября 2010 г.

Творческие работы учащихся: Роль олицетворений в лирике С.Есенина

Олицетворение, прозопопея (от греч. prosopon – лицо и poieo – делаю), персонификация (от лат. persona – лицо, личность и facio – делаю), особый вид метафоры, троп, при котором неодушевленный предмет, явление наделяется свойствами живых существ: способностью говорить, мыслить, чувствовать, передвигаться в пространстве:
            Задремали звезды золотые,
            Задрожало зеркало затона,
            Брезжит свет на заводи речные
            И румянит сетку небосклона. (с.82   )

В обширной научной литературе, посвященной олицетворению, представлены основные аспекты ее изучения: культурологический, литературоведческий и лингвистический.
В культурологическом аспекте олицетворение предстает не как художественный прием, а как универсальное свойство человеческого сознания: первобытный человек еще не выделяет себя из окружающего мира как особое существо, и в силу этого неодушевленные предметы и явления мыслятся человекоподобными, антропоморфными. Наиболее яркими примерами антропоцентризма первобытного мышления служат мифологические персонажи, олицетворяющие те или иные силы природы: Перун, Ярило, водяной, леший и другие.
Если для мифологического мышления олицетворение связано с некоторой «реальностью», существование которой не подвергается сомнению, то олицетворение в художественной литературе представляет собой некоторую условность, литературный прием, подчиненный художественным задачам автора.
В литературоведческом аспекте олицетворение рассматривается как разновидность метафоры: наделение неодушевленных предметов или животных человеческими способностями и свойствами. С одной стороны, олицетворение граничит с таким художественным приемом, как риторическое обращение:
            Дух бродяжий, ты все реже, реже
            Расшевеливаешь пламень уст…(с 27  ),
а с другой – с аллегорией (персонажи басен).
            Сущность олицетворения как особого художественного феномена заключается в формировании особого «гибридного» понятия, совмещающего признаки предмета (вещи) и человека или человека и животного. Это понятие отображает  особую художественно-поэтическую «реальность», создаваемую воображением:
                        Поет зима – аукает,
                        Мохнатый лес баюкает
                        Стозвоном сосняка…(  с.35 )

            Персонификация опирается на взаимодействие объективного и субъективного планов восприятия одного и того же явления. «Взаимодействие субъективного и объективного планов формирует,- по утверждению А. Нарушевича, - «подвижные» значения имени существительного и глагола и создает особый художественный эффект. Дальнейшее развертывание художественого приема олицетворения связано с созданием зооморфного или антропоморфного образа персонифицированного предмета и означает дальнейший сдвиг в сторону субъективного плана изображения:
                        Солнышко утром в колодезь озер
                        Глянуло – месяца нет…
                        Свесило ноги оно на бугор,
                        Кликнуло – месяца нет…(с. 31  )
            С лингвистической точки зрения прием олицетворения основан на нарушении нормативной сочетаемости слов: значение контекста обычно противоречит значению неодушевленности (неличности) имени существительного.


            Многие поэты используют олицетворение в произведениях, близких к фольклору. Часто встречается этот троп и в стихотворениях С. Есенина. Поэт родился в рязанской крестьянской семье, поэтому фольклор был одним из важнейших источников его вдохновения. Также Есенин основательно изучал труды фольклористов России, представителей русской мифологической школы. Интересен такой случай из жизни поэта: в голодные годы он купил книгу А.Н. Афанасьева «Поэтические воззрения славян на природу» за  пять пудов муки.
            Известный собиратель русского фольклора П.Н. Рыбников считал, что «точку отправления мифологии…надобно искать в представлениях о явлениях природы». Русский крестьянин всем своим бытием, всеми трудами и празднествами был связан с природой. Он одухотворял ее, мифологическое сознание было присуще ему издревле. «Сама мифология есть не что иное, как народное сознание природы и духа, выразившееся в определенных образах», - писал основоположник русской мифологической школы Ф.Н. Буслаев. «Древний человек почти не знал неодушевленных предметов, - отмечал А.Н. Афанасьев, - всюду находил он и разум, и чувство, и волю. В шуме лесов, в шелесте листьев ему слышались те загадочные разговоры, которые ведут между собой деревья».
            Итак, понимание природы Есениным теснейшим образом связано с народной мифологией. Об этом говорит убедительно его теоретический трактат «Ключи  Марии». Ключами к познанию окружающего мира он считает те представления о нем, которые сложились у наших далеких  предков и воплотились в народной поэзии. Завися от природы, человек старался подчинить ее себе умственно, поэтически, роднясь с нею духовно, приближая ее к себе. Все народные метафоры, олицетворения основаны на стремлении человека «приучить», «одомашнить» явления природных стихий – подчинить их путем уподобления простым, обиходным, осязаемым, близким вещам.
            Этот принцип передачи вселенского, общего через обиходное и простое, стал конструирующим началом образной поэтики Есенина. Туча, снег, метель, пурга, солнце, луна, месяц, зарево, небо, звезды – все познается через предметы, до которых можно дотянуться рукой: «туча – борода», «луна – глаз», («белые веки луны»); «свечка вечерней звезды», «заря над полем – как красный тын, хлебной брагой льет полынь»; «метелица ковром шелковым стелется»; «валит снег и стелит шаль»; « ярче розовой рубахи зори вешние горят»; «небо сметаной облизано, месяц как сырный кусок».
            Принцип этот относится и к постижению отдельных явлений природы через образы животных и птиц:
                        Тихо в чаще можжевеля по обрыву.
                        Осень  - рыжая кобыла – чешет гриву…(с.34)
           
                        Ягненочек кудрявый-месяц
                        Гуляет в голубой траве…(с.44)

                        В тихий час, когда заря на крыше,
                        Как котенок, моет лапкой рот…(с.47)

                        Тучи с ожереба
                        Ржут, как сто кобыл…(с.61)

                        И, как пес, пролает
                        За горой заря…(с.62)

                        Рыжий месяц жеребенком
                        Запрягался в наши сани…(с.69)
            Среди произведений, выражающих есенинскую концепцию природы, одно из самых видных мест занимают стихотворения о животных: «Корова», «Табун», «Песнь о собаке», «По лесу леший кричит на сову…»,  «Лисица», «Лебедушка». Во всех этих произведениях образ животного раскрывается в драматических для его судьбы ситуациях: у коровы отобрали и прирезали больного телка; у собаки хозяин отнял и утопил семерых щенят; медведиха в берлоге зовет своих детей – ей чудится, что они угодили под охотничью острогу; подстреленная лисица приковыляла к своей норе на разбитой, раздробленной лапе; белоснежную лебедышку, прикрывшую крыльями своих лебедей, разодрал когтями орел.
            В этих стихах Есенин с присущей ему эмоциональной силой призывает читателей к сочувствию живым, страдающим существам. Такой эмоциональный эффект поэт достигает при помощи приема очеловечивания природного мира ,т.е. олицетворения. Животные в этих стихах думают, видят сны, страдают и плачут, как человек:
                        Спит медведиха, и чудится ей:
                        Колет охотник острогой детей…(с.420)

                        А когда чуть плелась обратно,
                        Слизывая пот с боков,
                        Показался ей месяц над хатой
                        Одним из ее щенков…
                       
                        И  глухо, как от подачки,
                        Когда бросят ей камень в смех,
                        Покатились глаза собачьи
                        Золотыми звездами в снег…(с.79)

                        …Думает грустную думу
                         О белоногом телке…(с.53)
                        А ухо резвое, скользнув по их губам,
                        Уносит думы их к неведомым лугам…(55)

                        Голова тревожно поднималась,
                        И язык на ране застывал.

                        Желтый хвост упал в метель пожаром,
                        На губах – как прелая морковь…
                        Пахло инеем и глиняным угаром,
                        А в ощур сочилась тихо кровь…(с.63)
            Специфической формой есенинского олицетворения многие исследователи-литературоведы считают олицетворяющее обращение, то есть обращение поэта к природе, к неодушевленным предметам и явлениям, к абстрактным понятиям как к живым:
                        Низкий дом с голубыми ставнями,
                        Не забыть мне тебя никогда…(с.171)

                        Гитара, милая,
                        Звени, звени! (с.214)

                        Сойди, явись нам, красный конь!
                        Впрягись в земли оглобли…(с.196)

                        Поле, поле, кого ты зовешь?...(с.197)

                        Милый, милый, смешной дуралей,
                        Ну куда он, куда он гонится… (с.201)

                        Ах, милый край!
                        Не тот ты стал,
                        Не тот…(с.207)

                        Россия – мать!
                        Прости меня,
                        Прости…(с.212)
                       
                        Березки!
                        Девушки-березки!.. (с.249)

                        Ах, колокольчик! Твой ли пыл
                        Мне в душу песней позвонил
                        и рассказал…(с. 444)
           
                        Цветы, скажите мне прощай,
                        Головками кивая низко…(с.446)

                        Стихи! стихи! Не очень лефте!... (с. 454)
            По мнению Базанова В.Г., «если поэт обращается к неживой природе, он тем самым оживляет ее, очеловечивает, считая способной хотя бы понять его». К олицетворяющему обращению Есенин прибегает особенно часто в последний период творчества.
            Своеобразное открытие поэта-  «олицетворение наоборот», когда происходящее с миром природы отождествляется с состоянием человека. Лирический герой Есенина часто сравнивает себя с деревом (чаще с кленом), цветком, листом:
                        Сам себе казался я таким же кленом,
                        Только не опавшим, а вовсю зеленым…(с.461)

                        И я знаю, есть радость в нем
                        Тем, кто листьев целует дождь,
                        Оттого, что тот старый клен
                        Головой на меня похож…(с.78)

                        Хорошо бы, как ветками ива,
                        опрокинуться в розовость вод..(с.80)
                       
                        По осеннему кычет сова
                        Над раздольем дорожной рани.
                        Облетает моя голова,
                        Куст волос золотистый вянет..(с.81)
           
                        Ах, увял головы моей куст…(с.84)
           
                        Я милой голову мою
                        Отдам, как розу золотую…(с.79)

                        Я хотел бы стоять, как дерево,
                        При дороге на одной ноге.
                        Я хотел бы под конские храпы
                        Обниматься с соседним кустом…(с.438)
            В одном из лучших стихотворений 1924 года «Отговорила роща золотая…», целиком построенным на приеме «олицетворения наоборот», осыпающаяся  осенняя роща оказывается прямым двойником лирического «я» -  человек и роща как бы прорастают друг в друге:
                        Отговорила роща золотая
                        Березовым веселым языком –
это сказано в той же мере о природе, в какой и о себе. Тем более что в последующих строчках двойничество подчеркнуто прямо и открыто:
                        Как дерево роняет тихо листья,
                        Так я роняю грустные слова(с.111)
            Эти строки возвращают нас к началу стихотворения. «Роща золотая» - это и сам поэт, и его поэзия. (Поэтому и «не обгорят рябиновые кисти» и «не пропадет трава».). Для Есенина поэзия – это прекрасный сад (роща), где слова – листья, образы – яблоки, стряхиваемые с души, когда нальются соком:
                        Все мы яблоко радости носим,
                        И разбойный нам близок свист,
                        Срежет мудрый садовник осень
                        Головы моей желтый лист.

                        В сад зари лишь одна стезя,
                        Сгложет рощи октябрьский ветр.
                        Все познать, ничего не взять
                        Пришел в этот мир поэт…(с.195)
            Осень не случайно названа «мудрым садовником».  В конце стихотворения «Отговорила роща золотая…» героем уже владеет не чувство тоски и одиночества, а просветленная грусть. Для Есенина человек, поэзия и природа – одно целое. И поэт отождествляет себя с природой.
                                   Выводы.
         Итак, подводя итоги, можно констатировать следующее:
1. олицетворение в лирике Есенина является одним из ведущих выразительных средств;
2. понимание поэтом природы теснейшем образом связано с фольклором, с народной мифологией;
3. использование в лирике Есенина совокупности олицетворений различных типов: оживление всего неживого, овеществление абстрактного и «олицетворения наоборот» - наделение образа человека природными (растительными и зоологическими) характеристиками.
                                Примечание.
1. Квятковский А. Поэтический словарь – М.: Советская энциклопедия, 1966;
Краткая литературная энциклопедия. т.5 Под ред. А.А. Суркова.-М.: Советская энциклопедия, 1968; Нугайбекова М.А.Словарь:Тропы и стилистические фигуры. В кн.: Лингвистический анализ художественного текста. Самара, СИПКРО, 2003; Русский язык: Энциклопедия. Под ред. Ю.Н. Караулова. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1998; Нарушевич А. Олицетворение. Литература,№3 за 2000г.
2. Есенин С. Стихотворения. Поэмы. –М.:  Правда, 1984. Все последующие ссылки сделаны на соответствующие страницы этого издания.
3. Базанов В. Сергей Есенин. в кн.: Творческие взгляды советских писателей, Л., Наука, 1981; Бельская Л.Л. Песенное слово. Поэтическое мастерство Сергея Есенина. М., Просвещение, 1990; Паперный З. Роща золотая. В кн.: В мире Есенина. Сборник статей. М., Сов. писатель, 1986; Катаева Л. Есенинская поэтика природы и современная поэзия. В кн.: В мире Есенина. Сборник статей. М., Советский писатель, 1986.
4. См. сноску 1
5. Нарушевич А., с.15
6. Все последующие цитаты русских мифологов взяты из кн.: «Базанов В.Г. Сергей Есенин (поэзия и мифы), М. Сов. писатель, 1986
7.Базанов В.Г., стр. 92; Катаева Л., стр. 570
8. Базанов В.Г., стр. 99
9. Паперный З.. стр. 253
                          Список литературы.
1. Базанов В. Сергей Есенин. в кн.: Творческие взгляды советских писателей, Л., Наука, 1981.
2. Бельская Л.Л. Песенное слово. Поэтическое мастерство Сергея Есенина. М., Просвещение, 1990
3. Есенин С. Стихотворения. Поэмы. М.:  Правда, 1984
4. Катаева Л. Есенинская поэтика природы и современная поэзия. В кн.: В мире Есенина. Сборник статей. М., Советский писатель, 1986
5. Квятковский А. Поэтический словарь – М.: Советская энциклопедия, 1966
6.  Краткая литературная энциклопедия. т.5 Под ред. А.А. Суркова.М.: Советская энциклопедия, 1968
7. Нарушевич А. Олицетворение. Литература,№3. 2000
8. Нугайбекова М.А. Лингвистический анализ художественного текста. Самара, СИПКРО, 2003
9. Паперный З. Роща золотая. В кн.: В мире Есенина. М., Сов. писатель, 1986
10. Русский язык: Энциклопедия. Под ред. Ю.Н. Караулова. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1998
     Работа учащейся 9А класса Снеговой Ирины. Научный руководитель: учитель литературы Половинкина Л.В. 








Комментариев нет:

Отправить комментарий

LinkWithin

Related Posts with Thumbnails